Здесь бывает Драматург

Любая биография в конце концов становится некрологом.

Малыш и львенок

комментарии отсутствуют

“…И закатили они пир на весь мир. Я там был, мед-пиво пил. По усам текло, а в рот не попало”.
Папа закрыл книжку и положил ее на стол возле кровати.
- Все. Спокойной ночи. Спи.
- Угу, – ответил Никитка, повернулся к стене, обнял старого потрепанного львенка и закрыл глаза. Папа поправил одеяло, погасил свет и вышел из комнаты. Через мгновение Никитка услышал, как родители начали ругаться. Но мальчик привык к вечерним препирательствам мамы с папой, а потому не обращал на них внимания.
* * *
Дрема пришла сразу. Никитка почти провалился в ее теплые волны и приготовился смотреть очередной сказочный сон, как вдруг…
- Дружок, нельзя ли перестать меня тискать. Дышать совсем нечем.
Сон у Никитки пропал, как и не было. Он с удивлением обнаружил у себя под боком недовольно ворочающегося старого приятеля – львенка Пафнутия.
Львенок продолжил ворчать.
- Ох-хо-хо… Все затекло. Сразу видать растешь, парень. Сколько тебе уже?
- Скоро шесть, – сказал ошарашенный Никитка. – Пафнутий, это ты? Ты живой?
Львенок выбрался из объятий мальчика и сел на подушку.
- Положим, не живой, а игрушечный, – сказал он. – Но все равно волшебный.
- Здорово! – Никитка от восторга схватил львенка и подкинул его к потолку. – Я всегда догадывался, что ты волшебный.
- Полегче, молодой человек, – Пафнутий был недоволен незапланированным полетом. – Вдруг ты опять бы меня не поймал?
Никитка покраснел. Ему вспомнилось, как он неоднократно бросал львенка, и тот падал на пол. Никитка шмыгнул носом.
- Прости пожалуйста. Я больше не буду.
- Это хорошо, – заметил Пафнутий. – Ладно, перейдем к делу.
Но Никитка не был расположен переходить к делам. На его глазах произошло чудо – ожила любимая игрушка. Какие могут быть еще дела.
Мальчик взахлеб принялся тараторить.
- Пафнутий, скажи, Вавака тоже живая? – Никитка ткнул пальцем в плюшевую собаку у изголовья.
- Отстань ты от нее. Дай поспать бедняге. Ты и так ее по вечерам мучаешь. Пусть отдохнет.
- Ладно, – немножко обиделся Никитка. – Тогда расскажи про волшебную страну. Ты ведь оттуда пришел? Она существует взаправду?
- Еще как существует, – ответил Пафнутий. – И все мы игрушки оттуда.
- Ну и как там? Я так хочу туда попасть. Там здорово, наверное. – Тут Никитка помолчал и грустно добавил. – Не то что здесь. Детский садик каждый день. Мама с папой постоянно ссорятся. Как маленькие.
- Как взрослые, – поправил мальчика львенок. – Период у них такой. Кризис семейных отношений.
- Чего? – не понял Никитка.
- Неважно.
- Нет, важно, – снова обиделся Никитка. – У них этот…кризис, а попадает мне. А я ведь их обоих так люблю. Они этого как будто не замечают. Вот раньше, когда я совсем был маленьким, они не ссорились. И было здорово. Мы гулять по выходным за город ездили. А сейчас не ездим. Меня на выходные бабушке сдают. Там, конечно, не скучно, но и веселья особого нету.
- Бывает, дружок. – Я потому и заговорил с тобой. Время пришло.
Никитка прижал львенка к груди.
- Ты только не расколдовывайся обратно в неживую игрушку. Мы с тобой будем играть, разговаривать. Хорошо?
- Ладно-ладно, – пробурчал, зажатый Пафнутий. – Отпусти только, а то опять дышать нечем.
Никитка аккуратно посадил львенка обратно на подушку.
- А что ты еще умеешь, – спросил он львенка.
- Много чего, но только для тебя это пока бесполезно.
- Это почему еще? Я уже взрослый.
- Взрослый, да не совсем. – Пафнутий поудобнее расположился на подушке и продолжил. – Видишь ли, друг мой. Если бы ты только знал, как нас готовят к работе. Сколько всего мы изучаем. У меня, к твоему сведению диплом с отличием об окончании Академии наук волшебства и чудес. Столько знаний, а все впустую. Вместо того, чтобы поговорить с тобой о молекулярной физике, приходится есть манную кашу, – Пафнутия даже передернуло после этих слов.
- Я не буду больше тебя ею кормить, – виновато потупился Никитка.
- Спасибо, дружок.
- Пафнутий, а зачем ты ожил все-таки? – осторожно спросил мальчик львенка. – Почему не раньше, а именно сейчас. Что означает “время пришло”?
- Видишь ли… – Пафнутий отвернулся от мальчика и посмотрел в окно. – Ты сам знаешь ответ на этот вопрос. Так случается, когда родители начинают ссориться, заниматься только собой, не обращая внимания на своих детей. Ты сам говоришь, что тебе в последнее время одиноко.
Никитка кивнул. В его горле вдруг застрял предательский комок, и мальчик почувствовал, что сейчас заплачет. Пафнутий заметил перемену.
- Не плачь. Все будет хорошо, но мы – игрушки – оживаем именно в тот момент, когда вам очень плохо. Ведь должен же кто-то быть рядом. Беседовать, играть. К тому же ты вырос и скоро пойдешь в школу. Я буду тебя к ней помаленьку готовить. И тогда у тебя в душе будет мир и покой.
- Спасибо тебе, Пафнутий. Огроменное спасибо, – сквозь слезы прошептал Никитка и погладил гриву львенка. – Правда, все наладится, и родители не будут ссориться?
- Будем надеяться, – ответил львенок. – Жизнь – это маленькая сказка. Правда, не всегда с хорошим концом, но я уверен, что в нашем случае все обойдется. Выше нос, Никитка.
И мальчик улыбнулся.
Пафнутий продолжил.
- Но у меня к тебе будет несколько просьб. Все-таки не хочется терять квалификацию. Диплом с отличием все-таки. Поможешь?
- Ну, конечно! – воодушевился Никитка.
- Тогда слушай, – львенок наклонился к уху мальчика и зашептал.

* * *
Утро началось как обычно. С выяснения отношений между родителями. Никитка привык к тому, что папа с мамой начинают день с маленького скандала под названием “Я тоже опаздываю”. Ему даже нравилось угадывать, кто на сей раз отведет его в детский сад. Это было бы похоже на забавную игру, если бы только родители не слишком громко кричали.
Дождавшись паузы, Никитка сказал.
- А мой Пафнутий оказался живым. Мы с ним всю ночь разговаривали о разном.
Родители были настолько увлечены словесной перепалкой, что пропустили реплику сына мимо ушей. Никитка съел еще одну ложку хлопьев и продолжил.
- Еще он обещал помочь учиться в школе, когда я туда пойду, и сказал, что знает, как решаются твои уравнения, пап.
- Да-да, ешь быстрее, – только и ответил папа.
Никитка понял, что его ночное приключение родителей не интересует. Мальчик не обиделся. Привык уже к тому, что по утрам на него мало обращают внимания. Тут он вспомнил о просьбе Пафнутия.
- Папа, а у нас дома есть книжка “Критика чистого разума”?
Никитин отец чуть не выронил кружку с кофе.
- Что ты сказал?.. Ну, допустим, есть.
- Положи ее пожалуйста в мою комнату на стол, – попросил Никитка.
- Зачем она тебе, – мама тоже не на шутку встревожилась. – Это взрослая книга. Тебе еще рано.
- Ну, пожалуйста, – захныкал Никитка. – Ну, положи, а?
Мама вступилась за сына.
- Положи. Пусть будет.
- Ладно. – Папа вышел из кухни. Спустя какое-то время вернулся.
- Все. Лежит у тебя на столе. Доедай и бегом одеваться – в садик опаздываем.
Никитка запихнул остатки хлопьев в рот и побежал в прихожую.

* * *
Когда квартира опустела, Пафнутий прополз по кровати к столу и стащил с него книгу.
- Вот послушай, Вавака, – обратился он к плюшевой собаке. – “Без сомнения, всякое наше познание начинается с опыта; в самом деле, чем же пробуждалась бы к деятельности познавательная способность, если не предметами, которые действуют на наши чувства и отчасти сами производят представления, отчасти побуждают наш рассудок сравнивать их, связывать или разделять и таким образом перерабатывать грубый материал чувственных впечатлений в познание предметов, называемое опытом? Следовательно, никакое познание не предшествует во времени опыту, оно всегда начинается с опыта”. По-моему замечательно сказано.
- А по мне “Жили-были” гораздо лучше, – ответила Вавака. – И коротко и ясно.
Пафнутий вздохнул.
- Каждому свое, – сказал он и углубился в чтение.

24.12.2009 в 02:12

Рубрики: Рассказы